«Отжимай» и властвуй». Так, подкорректировав «под себя» известное выражение, взялись за дело «крымские национализаторы»

После аннексии в Крыму началась незаконная «национализация» украинских предприятий, а также частного и государственного имущества. Есть ли судебные перспективы у владельцев отменить решение о «национализации»? Что произошло с этими объектами за три года? Как на материковой Украине борются за отобранное имущество?

Об этом говорим с директором Крымского экспертного центра Алексеем Стародубовым, а также бывшим правительственным Уполномоченным по делам ЕСПЧ Борисом Бабиным.

– Алексей, когда в Крыму началась «национализация», эксперты говорили о том, что имущество сначала будет национализировано, приведено в упадок, а потом за копейки распродано тем, кто изначально был заинтересован в его приобретении. Для того ли национализировали имущество в Крыму?

Часть предприятий пришли в упадок, работа там сейчас не идет

Алексей Стародубов

Стародубов: «Национализация» – ноу-хау для России, до 2014 года такого не происходило. «Национализированные» предприятия преимущественно принадлежали Украине, органами управления являлись наши министерства и ведомства. Это были стратегические предприятия, на которых работало много людей. Крымчане до сих пор работают на некоторых из них. Часть из «национализированных» предприятий пришли в упадок, они попали в санкционные списки ЕС и США. Осуществлять внешнеэкономическую деятельность невозможно – а они были ориентированы на иностранные заказы, – работа сейчас не идет.

– Какие объекты больше всего интересовали оккупационные власти при «национализации»?

Стародубов: Все потребительские рынки. Это живые деньги каждый день, и такой лакомый кусок не остался без внимания людей, которые не привыкли стратегически мыслить. Эти объекты теперь хаотично пытаются продать разным российским структурам. Я бы сказал, это тактика национализации в пользу третьих лиц. С объектами туристической инфраструктуры, санаториями – та же история. Об инвесторах из Европы и США речи не идет, интерес был прежде всего у российских предпринимателей.

– Каковы шансы отсудить «национализированное» имущество?

Стародубов: Национализация – нонсенс и для самой России. Скажу вам, что в Москве большая часть чиновников не в восторге от того, что сделали крымские власти. Неуважение к частной собственности внимательно отслеживается любыми инвесторами, как на Западе, так и в Азии, которая сейчас важна для России. И даже в московских судах возможна отмена так называемой национализации – хотя тут может вмешаться политика. Но в нашем случае позиция должна быть четкой. Претензии к России должны были быть предъявлены еще в 2014-м.

– С нами на связи бывший правительственный Уполномоченный по делам ЕСПЧ Борис Бабин. Борис, есть мнение, что в случаях, подобных крымскому, преобладает право сильного, и международные суды вряд ли могут помочь. Что вы об этом думаете?

Бабин: Право сильного есть, но пользующиеся этим государства рано или поздно исчезают с карты мира. Это случается с теми, кто не уважает международное право. Есть много механизмов защиты прав собственника на оккупированных территориях. Формат, в котором в 2014 году «отжималось» имущество в Крыму, – настолько наглый и пренебрегающий любыми основами права, что выигрывать суды сегодня достаточно легко.

– Есть ли у государства Украина перспективы наказать тех, кто отнял имущество в Крыму?

Главное – обеспечить принудительное взыскание средств с тех, кто отнял имущество

Борис Бабин

Бабин: Речь не о наказании, а о возвращении прав собственника, их восстановлении либо компенсации. Можно наоткрывать уголовных дел, как это делает прокуратура АРК в Киеве. Но главное – обеспечить принудительное взыскание средств с тех, кто отнял имущество, а оно было отнято в собственность Российской Федерации. И важно применить санкции к субъектам, отвечающим за это имущество и незаконно им пользующимся. Эти механизмы должен применять собственник. И не нужно чего-то ждать от Украины как страны. Условный «Нефтегаз Украины», хоть это и государственный субъект, должен заниматься вопросом в первую очередь. Процессы уже выигрывают, и Россия даже пытается имитировать разработку механизма компенсаций. Хотя это также коряво, как и то, что они делали в Крыму в 2014-м.

(Над текстовой версией материала работала Галина Танай)

Сергей Мокрушин, Ведущий Крым.Реалии

Источник: http://ru.krymr.com/a/28412119.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

(с) ТРК "Балинформкомпания" 2016 г.